?

Log in

***

Гумберт Гумберт, уезжай поскорей из города,
Они уже идут по твоим следам.
Любовь твоя обошлась тебе слишком дорого,
Полисмен не поверит твоим слезам.

Ты расскажешь ему, как волосы цвета олова
Ты, несчастный, когда-то упоенно ласкал.
Воскрешал в себе для нее юного, нового
Чужого, плохого старательно в себе убивал.

Ты расскажешь, как в поле весенних ромашек
Вплел ей в косы златые цветочный узор.
Ты расскажешь им сердце, они  не поймут и не переспросят
Когда будут подписывать твой приговор.
(с.)

Tags:

***

Мне снились снега, дорогая, и это было прекрасно.
Мне снились сугробы, мохнатые шапки деревьев, заметенные трассы.
Ночь темная, мягкая, звезд и не видно на скатерти неба неясного.
Ночь акварелью размазала леса вечернего темные краски.

Мне снилась дорога, родная, по ней шел в безмолвии кто-то.
Опираясь рукою на посох, нетвердою поступью, не разбирая дороги,
Шел вперед. То ли горькие слезы тайком вытирая, то ли капельки пота
Белой рубахой, искал он покоя, простого покоя, как многие.

Мне снилась река. В ней тонули мягкие белые хлопья, любимая.
Пропадали в черной воде они, стоило шелковой глади коснуться.
Знаешь... мы сему миру являемся несовершенными и уязвимыми,
Чтобы через мгновенье заснуть, и живыми уже не проснуться.

(с.)

"Мне бы хотелось...

...Взять карту, а потом выбросить ее, толком не разобравшись в каком направлении ехать,
Невольно мешать тебе вести машину, повторять нам лишь известные шутки, хохотать до колик.
Вспоминать нашу первую встречу, немного язвить, улыбаться тебе, плакать от грусти или от смеха.
Сигналить проезжающим велосипедистам и пешеходам, вести себя, словно вчера нас отпустили на волю.

Петь с тобой песни, даже не зная их слов, махать руками прохожим и детям прохожих,
Искать наш пункт назначения, ходить кругами, до самых сумерек бродить под руку с тобою вдвоем.
Остановиться на полпути. Глазами уйти в закат. Иногда мне кажется, что с тобой мы слишком похожи.
Провести вместе теплый, чудесный, незабываемый вечер, а то и целую жизнь, если рискнем."

Письмо художнику.

Сотри мои губы, прошу тебя, нарисуй их заново,
Пусть будут менее жадными, злыми и сжатыми
В каждом сказанном слове, в каждой клетке его,
До последнего атома -- желание с запахом ладана.

Подними мои веки, дай глазам искристого яркого пламени,
Чтоб гореть без корысти в деяниях, без крамолы в знании.
Добавь в них побольше желания жить и поменьше жалости
Не к другим, но к себе. Нарисуй их такими. Пожалуйста.

Очерти моё сердце. Дай стойкости стали и платины.
Дай бесстрашия к бедам и чуткости к боли матери
Равнодушия к лаврам и к колокольному звону.
Только так, прошу, только так, и никак по-другому.


весна'12
Эта весна меня ужасно пьянит.
Сильней, чем крепленый трехлетний портвейн:
Паруса - по швам, корабль кренит
По волнам голубых вен.

Эта весна меня ужасно пьянит.
Сильней, чем французский кагор
Сильней, чем  альпиниста к изножью манит
Величье Карпатских гор.

Эта весна меня ужасно пьянит.
Сильнее, чем яблочный сидр
Сильней, чем старик, что с войны пришел
Всем проповедует мир.

Эта весна меня ужасно пьянит.
Сильнее, чем грушевый шнапс.
И если и встретим мы солнца зенит,
Он вряд ли искупит нас.

(с.)
12.05

Ностальгическое

Привет, я хочу свободы. Мне восемь лет.
В рюкзаке бутылка прохладной минеральной воды,
Пара изношенных старых тряпичных штиблет,
Которым морская вода подарила седые следы.

Привет, я хочу свободы. Скоро кончится лето.
За окном тепло-желтый, цвета сухого песка, июль.
Я в кармане ношу для любимого пистолета
Три желтых пластмассовых шарика пуль.

Привет, я хочу свободы. Мне в школу скоро.
На руках шоколадный загар по плечи, ободраны оба колена.
В солнцем залитом дворике птицы в кустах заливаются хором.
Когда вырасту, буду сидеть на скамейке и слушать их песни, наверно.


Привет, я хочу свободы. Меня мама зовет домой.
Я хочу убежать купаться на реку, но на улице скоро станет темно.
И меня провожает один лишь дворовый пес, лохматый, хромой.
Мы с ним знакомы уже очень давно.

(с.)
17.04.14

...

Я умею молчать на всех языках мира. Я умею плести тишину в золотые нити.
Я люблю на рассвете смотреть на спящий город. Я люблю наливать лучистое солнце в чашку.

Но когда ты, а вернее, стальная секира твоих слов надо мною нависла, как нож убийцы,
Я, сомкнув свои веки, почувствую, как был вспорот левой мышцы сион, из клетки грудной выпуская пташку.

(с)

март'14

декабрьское

На каждое грешное тело
По молнии в самое темя,
Каждую грешную душу
В свой персональный костер!
Плата за грешное дело
Отстрочена только на время;
Меч, пронзающий черное сердце
Хладен, жесток и остер.
(с.)

Dec. 6th, 2012

Господь не молчал. За него говорила вся моя жизнь.. (с) Сюсаку Эндо "Молчание"

Нить.

ты знаешь, что правда жизни известна лишь пьяницам, 
позабытым толпою поэтам, непризнанным ею же гениям,
одиноким старухам, бездомным охромевшим собакам, 
вагонам метро в полуночный безлюденный час?
...отодрав плоскогубцами пальцев замерзших 
никотиновый пластырь с запястья, 
постояв с полминуты в сомнении, ты
созидания тонкие нити найдешь в разрушении,
дымом с едкой смолянистой горчинкой 
затянувшись в свой первый последний раз.
(с) my